Минприроды взялось за «отравителей»

Во вторник Калининградский арбитражный суд начал рассмотрение иска целлюлозно-бумажного завода «Советский» против Министерство природных ресурсов. «Советский» пытается убедить суд в том, что Минприроды не имеет права запрещать заводу бесконтрольно сливать отходы производства в реку Неман. Формально «Советский» лишился лицензии на сток вод еще в начале 80-х годов. Тем не менее, вплоть до конца прошлого года ЦБЗ продолжал успешно отравлять окружающую среду. Однако прошлой осенью целлюлозно-бумажный завод все же был остановлен по инициативе Минприроды. Абсурдность сложившейся ситуации в том, что у «Советского» достаточно денег для полной модернизации производство. Целлюлозно-бумажная отрасль в Калининградской области с технологической точки зрения безнадежно устарела. «Все три калининградских ЦБЗ построены еще до второй мировой войны и используют материальную базу того периода», -- сказал РБК Константин Хаипов, председатель комитета по землепользованию, природным ресурсам и экологии Калининградской областной думы. В теории, эти комбинаты должны были закрыть еще в советские времена. ««Советский» ЦБЗ не имеет лицензии на сток вод в Неман с 1982 года. Заводу удавалось функционировать за счет сильных позиций «Бумпрома» в Калининградской области. Но осенью прошлого года наконец-то нашелся смелый госинспектор, который решился приостановить деятельность завода. Теперь «Советский» пытается оспорить это решение в арбитражном суде на том основании, что остановка завода возможна только по решению суда. Но это не так – инспектор по закону имеет полное право приостановить деятельность комбината. Другой калининградский комбинат -- «Цепрусс», работа которого также была приостановлена в прошлом году из-за превышения размера выбросов, уже проиграл в суде схожий иск к МПР», -- рассказал РБК сотрудник московского офиса Greenpeace Алексей Киселев. Сейчас дискуссия вокруг целлюлозно-бумажной отрасли Калининградской области стала одной из наиболее обсуждаемых в регионе тем. «ЦБЗ в Советске (бывшем Тильзите) является главным донором бюджета города. Если комбинат будет просто остановлен, то проблемы города не ограничатся тем, что несколько тысяч его жителей останутся без работы. Сейчас, например, Советск имеет общую котельную с «Советским» ЦБЗ, т.е. в случае остановки последнего город автоматически останется без тепла», -- говорит г-н Хаипов. Однако у противоположной сторны есть свои веские доводы. Размер выбросов местных целлюлозно-бумажных заводов приобретает уже катастрофический характер и угрожает здоровью без преувеличения миллионов людей. По данным Greenpeace, в местах стока цеха отбеливания «Цепрусса» содержание диоксинов (канцерогенные вещества, негативно влияющие на иммунные и репродуктивные функции живых организмов и способствующие появлению онкологических заболеваний) превышало предельно допустимую концентрацию в 46 раз. Балтийские соседи России сейчас утверждают, что благодаря калининградскому целлюлозно-бумажному производству обитающую в Балтийском море рыбу нужно употреблять в пищу с большой осторожностью. «О том, насколько серьезна экологическая ситуация вокруг калининградских ЦБЗ, наглядно свидетельствует простой факт. «Цепрусс» в производстве сейчас использует артезианскую воду – речная вода уже настолько загрязнена, что ее нельзя использовать для варки целлюлозы. И это при том, что в самом Калининграде для питьевых нужд использует речная вода. Три крупнейших в России ЦБК на Северной Двине сливают в реку меньше, чем небольшие калининградские заводы», -- возмущается г-н Киселев из Greenpeace. Сейчас «Советский» и «Цепрусс» отчаянно пытаются найти поддержку у исполнительной власти – мол, на кону работы тысяч людей и социальная стабильность в области. При этом они предпочитают не упоминать тот факт, что им вполне по силам провести необходимю модернизацию. «По некоторым оценкам, оборот «Цепрусса» составляет около 30-40 млн долларов в год, а прибыль – 15 млн долларов. Построить абсолютно новый завод, отвечающий самым жестким экологическим требованиям, стоит около 50 млн долларов. Я не верю, что за 10 лет, которые «Цепрусс» находится в частных руках, они не могли найти средства для модернизации производства. К тому же, заводу неоднократно предлагали кредиты и ЕБРР, и шведское правительство. Вместо этого, владельцы завода купили какой-то second-hand, который вот уже два года валяется на свалке. В том, что для модернизации завода можно найти деньги наглядно свидетельствует пример «Неманского» ЦБК – год назад его купила «Северо-Западная лесопромышленная компания, и они по требованию МПР сразу же стали строить очистные сооружения», -- рассказывает г-н Киселев. Константин Хаипов из Калининградской Думы также согласен, что местные ЦБЗ отличаются чрезмерной скупостью. «В прошлом году «Советский» ЦБЗ заработал один миллиард рублей, при этом он перечислил в областной бюджет в виде налогов лишь 31 тысячу рублей. Разве можно назвать это нормальной практикой?», -- говорит он. Скорее всего, в ближайшем будущем эта абсурдная ситуация будет разрешена, причем все-таки в пользу Минприроды. Дело в том, что сейчас калининградские власти возлагают большие надежды на привлечение европейских инвестиций, а западные государства, особенно те, что имеют выход в Балтийское море, требуют от Калининграда сокращения грязных выбросов. Поэтому администрация области, особенно в условиях, когда заводы практически ничего не платят в бюджет, скорее займет достаточно жесткую позицию. «Россия подписала Хельсинскую конвенцию, согласно которой ей придется в разы снизить промышленное загрязнение бассейна Балтийского моря. Что касается градообразующей роли «Советского» ЦБЗ, то эту проблему мы рассчитываем решить в течение ближайших трех лет. Сейчас в Советск проводят газ для того, чтобы сделать независимыми коммунальные службы города от ЦБЗ. Через три года мы рассчитываем создать в городе нормально работающую инфраструктуру, отсутствие которой является главной проблемой в большинстве городов Калининградской области.После этого в городе сразу же появятся российские и иностранные инвесторы, желающие развернуть в нем сборочные производства», -- говорит Константин Хаипов. Впрочем, пример «Советского» ЦБЗ к сожалению вряд ли станет прецедентом. Без единого федерального закона о размере платежей за загрязнение окружающей среды у «грязных» предприятий есть множество лазеек, с помощью которых можно истинный объем своих выбросов. Дело в том, что пока размер предельно допустимых выбросов для каждого предприятия, превышения которого влечет серьезные штрафы, каждый раз устанавливается простым чиновником. Получая зарплату в несколько сотен долларов, он решает вопрос стоимостью в миллионы. Разумеется, в подобной ситуации вовсю процветает коррупция. Экологи утверждают, что именно таким образом «Советскому» и «Цепруссу» удавалось так долго беспрепятственно сливать отходы в калининградские реки. В конце прошлого года МПР попыталось изменить эту порочную практику – в Госдуму был внесен законопроект об установлении платежей за негативное воздействие на окружающую среду. Депутаты, правда, пока им особенно не заинтересовались.




фото больших сисек

Похожие статьи: