Дешевые иномарки приедут в Россию из Азии

В ответ на поставки самолетов, а возможно и другой техники, в Малайзию эта страна должна экспортировать в Россию свои товары. В частности, автомобили. Фактически об этом заявил малайзийский премьер-министр Махатхир Мохамад во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. По словам Махатхира, «на определенном этапе мы экспортировали свои машины в РФ, но затем возникли некоторые проблемы, и поставки прекратились». В связи с чем премьер выразил большое сожаление, т.к., по его словам, российский рынок гораздо менее насыщен, чем рынок Малайзии, где «на двух человек приходится один автомобиль». Махатхир дал понять, что эта тема его весьма интересует, возможно, не меньше, чем проблема пальмового масла, которым частично должен быть оплачен контракт на поставки в его страну российских «Сухих». Интерес вполне понятный по причинам как глобальным, так и по внутриэкономическим. С одной стороны, Малайзия стремится максимально расширить свое влияние в мире. Эта еще недавно заурядная страна добилась и серьезных успехов в развитии экономики, и весомого авторитета среди исламских держав. Введение в обращение в стране золотого динара, который планируется сделать со временем единой валютой мусульманских стран - альтернативой доллару и евро, призвано еще больше поднять этот авторитет. Владимир Путин в какой-то мере подыграл малайзийским амбициям, объявив в Куала-Лумпуре о возможном вступлении России в организацию Исламская конференция (в которой Малайзия начинает в этом году председательствовать). Закрепить лидерство в мусульманском мире, способствовав официальному присоединению к нему православной России, Куала-Лумпуру, конечно, приятно. Но не менее приятно завоевать при этом и российский рынок, и не только за счет пальмового масла. Бурно развивающийся автопром является гордостью Малайзии. Компания Perusaan Otomobil Nasional Berhad, известная под торговой маркой Proton, за прошедшие полтора десятилетия не только насытила машинами внутренний рынок, но и активно вышла на внешний - только в Британии ежегодно продается свыше 10 тыс. автомобилей этой марки. В 1996 г. Proton выкупила у GM контрольный пакет акций известного английского производителя спортивных машин Lotus и таким образом вошла в число крупных международных компаний. В 1997 г. начались поставки моделей Proton в Россию, однако закрепиться на этом рынке “азиатам” не удалось. Представитель фирмы Ventus, которая занималась импортом малайзийских машин, объяснить причину прекращения работы на этом направлении не смог, сославшись на давность этой истории. Поставлять Proton в Россию Ventus перестал года два назад (сейчас продолжает лишь их обслуживание). По словам Александра Дьячкова, начальника отдела продаж “Карата”, одного из немногих отечественных автосалонов, торговавших этими машинами, всего в Москву было поставлено примерно 200 “малайзийцев”, в основном “трехлеток”. Эти автомобили (преимущественно вариант Mitsubishi Lancer 80-х годов) стоили до 10 тыс. долл. и расходились вполне неплохо. Однако, по мнению г-на Дьячкова, дальнейшему продвижению на рынке машинам из ЮВА помешали их слабая раскрутка и проблемы дилера. Неизвестно, способствует ли визит российского президента в Малайзию новой волне интереса к этим машинам в России. Лицензионные Mitsubishi (Saga) хотя и дешевы, но все-таки заметно устаревают даже для российского потребителя. Что касается новых оригинальных разработок Proton, в частности Waya, то их ценовая ниша - 20 тыс. долл. - способна привлечь западного покупателя, но никак не массового российского. Впрочем, малайзийская компания может пойти по примеру американских коллег и создать собственное сборочное производство в России. К этому призывал глава Минпромнауки Илья Клебанов южнокорейских автопроизводителей недавно в Сеуле. Очевидно, что «азиаты» при переносе их сборки в РФ станут дешевле и могут пользоваться определенным спросом. Однако, видимо, быстро этот вопрос не решится: зарубежные компании еще будут оценивать имеющийся опыт, в том числе по сборке KIA и Hyundai в РФ. Но показательно при этом, как открыто премьер Махатхир лоббировал интересы своего автопрома (блокирующий пакет акций Proton, кстати, принадлежит государственной нефтяной компании Малайзии). Точно так же, как он лоббировал эти интересы при вступлении Малайзии в ВТО в 1995 г. Тогда страна оговорила себе 8-летний переходный период, в начале которого пошлины на ввоз автомобилей были очень высокими – свыше 150%. За счет этих протекционистских мер (с этого года закончившихся) автопром встал на ноги настолько, что внутреннего рынка ему уже мало. Этот пример показался российскому правительству весьма поучительным - не случайно Герман Греф заявил недавно, что при вступлении в ВТО нашему автопрому также необходима переходная “восьмилетка”. Впрочем, добьется ли он за эти 8 лет качественно скачка - вопрос такой же открытый, как и вопрос о том, вступит ли вообще Россия в ВТО. Отдел экономики




Похожие статьи: