Легкую промышленность ждет тяжелая участь

Объемы производства в легкой промышленности России снизились в 2004 г. на 7,5%, сообщила Федеральная служба государственной статистики (бывший Госкомстат РФ). На фоне сообщений из других отраслей, одновременно представленных той же статслужбой, эта новость выглядит особенно удручающе, считают аналитики. Легпром сокращал объемы производства и в предыдущие два с половиной года, но тогда среднегодовые темпы падения были куда меньше: 3-5%. Что тем более удручает, когда президент и правительство говорят о прогрессе экономики и дальнейших планах, включая планы вступления в ВТО. Все было бы ничего, если бы падение физических объемов производства компенсировалось ростом цен на продукцию. Допустим, в металлургии прошлый год охарактеризовался относительно небольшим увеличением физических объемов выпуска, а в отдельных сегментах – и небольшим снижением производства. Но при этом был гораздо более серьезный рост цен на продукцию – в первую очередь мировых. Легпром, оживший только на короткое “постдефолтное время” – при серьезном падении курса рубля, – сейчас находится в совсем других условиях (рост цен за первые 8 месяцев – всего 5,6% при росте цен в промышленности в целом более 20%). Производство в отрасли в большинстве случаев стало нерентабельным, говорить о “конкурентоспособности” по сравнению с импортом не приходится. «Может, и не все так плохо в отрасли, – говорит ведущий консультант компании “Развитие бизнес-систем” Николай Кучугин. – Например швейные предприятия по производству готовой продукции, особенно повседневной одежды, оживились и неплохо представлены на рынках наших крупных городов. Но вот в сегменте рабочей одежды ситуация куда хуже, а в области бытового текстиля (полотенца, постельное белье и т.д.) тем более. Нет нужного качества ниток, шелка, синтетики. Нет потому, что в отрасль не идет инвестор, а не идет он потому, что не видит смысла: пока внутренний российский рынок не защищен от притока дешевой контрабанды – из Китая, Турции, Пакистана и т. д., – надеяться на нормальные прибыли здесь трудно. При этом трудно придать нашим предприятиям экспортную ориентацию – в условиях, когда современные фабрики Южного Китая заваливают рынки США и Европы недорогой и притом неплохого качества продукцией, о конкурентоспособности нашего легпрома “там” говорить нелегко. Отвоевать бы хоть наш рынок у “северных” китайцев, которые заваливают его дешевым и низкокачественным ширпотребом». Эксперты добавляют, что не менее тяжело конкурировать с Китаем на внешних рынках по производству обуви (свыше 90% мировой обуви производится в КНР, да и оставшиеся проценты – в Бразилии, Индонезии и других новых гигантах, где дешевая рабочая сила удачно дополняется прочими условиями инвестиционного и – что немаловажно – даже обычного климата). Российский “легкий” рынок в целом (одежда, обувь, текстиль и т. д.) заполнен импортом на 79%, причем в основном этот импорт – плод деятельности “челноков” и контрабанды. В этих условиях, как говорил в одном из своих недавних выступлений президент ОАО «Рослегпром» Александр Бирюков, «при убыточности и даже при существующей рентабельности на прибыльных предприятиях использование заемных средств при ставке 15% и более для закупки сезонного сырья становится тяжелым бременем, не приносящим прибыль». И так давно устаревшее оборудование стареет еще больше. Тем не менее некоторые специалисты видят все-таки некоторый “свет в конце тоннеля”. Так, ведущий эксперт фонда “Центр развития” Валерий Миронов говорит, что, возможно, падение производства в 2004 г. означает “достижение дна”, а постепенное техническое переоснащение наших предприятий позволяет надеяться на то, что «планы превращения России в швейный цех Европы – по крайней мере в сегменте дешевой “бюджетной” одежды не столь уж нереальны». «Мы ближе к Европе, чем Китай, и есть шанс сэкономить на транспортных расходах, а может быть – при условии перестройки нашей промышленности, – и прибавить в качестве. Рынок ЕС защищен таможенными границами гораздо лучше, чем, допустим, российский рынок, где на границе с Китаем сплошные дыры», – считает В. Миронов. Хотя и этот эксперт признает: несомненно, проблемы этих “дыр”, неконтролируемого челночничества и т. д. тоже необходимо решать. Проблемы легкой отрасли РФ, точнее, ее главной составляющей – швейной индустрии, – начались в 90-х гг., когда она лишилась хлопковой сырьевой базы в Средней Азии (опору на собственное сырье – лен – Россия потеряла еще при большевиках, переориентировавших ее на южный хлопок). Ситуация стала тяжелой в условиях роста мировых цен на хлопок, притом что тот же Китай, Индия и т. д. например, имеют здесь больше простора для маневра, поскольку располагают своим хлопком, а теперь, кстати, и льном. «Легпром уже несколько лет буквально кричит о засилье китайской, в том числе контрабандной продукции, однако правительство ничего не слышит, – сказал RBC daily директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, – хотя могло бы принять элементарные административные меры по снижению потока неконтролируемой продукции. Ввести санкции, наконец – та же КНР, кстати, не стесняется вводить такие санкции против нас, например, против предприятий химической индустрии». Ситуация может еще более осложниться ввиду планов по присоединению России к ВТО. «Теоретически ВТО – не преграда для защиты нашего легпрома, – говорит Михаил Делягин, – правила этой организации не запрещают соответствующих мер для отдельных отраслей. Другое дело, что нельзя повышать защиту всей экономики в целом, и вот здесь возникает практическая проблема: невозможно представить себе, что правительство вдруг стеной прикроет легпром за счет снижения степени защиты металлургов или хотя бы автопрома, чьи лоббистские возможности куда выше». «Кроме того, чтобы получить «милостивое согласие» ВТО на такие защитные меры, необходимо, во-первых, иметь целую армию квалифицированных юристов и товароведов, а у нас за все годы так называемой подготовки к вступлению в указанную организацию никто не озаботился подготовкой такой армии. Кроме того, для того чтобы соответствующая заявка была рассмотрена, необходимо, чтобы производители конкретных товаров были объединены в ассоциации. А организовать отрасль очень непросто. И, наконец, важно иметь не только инструменты защиты, но и желание их использовать. А наши руководители, к сожалению, ценят либеральные принципы – а желание быть в ВТО во чтобы то ни стало принадлежит к их числу – выше интересов сотен тысяч людей, чья работа так или иначе связана с легкой промышленностью».




Похожие статьи: