Россия тратит нефтедоллары неправильно

В четверг вечером стало известно, что правительство утвердило положение об Инвестиционном фонде. Из нефтяных доходов на государственные инвестиции в следующем году будет выделено 69,7 млрд руб. Впрочем, пока непонятно, какие проекты смогут претендовать на «народные деньги» и по каким критериям их будет выбирать правительство. Создается впечатление, что власти по-прежнему не понимают, что им делать с «внезапным» богатством. Они мечутся между крайностями: или только накоплением, или полным «разбазариванием». Между тем сам Стабфонд, объем которого уже перевалил за триллион рублей, лежит мертвым грузом. А все из-за того, что ЦБ и Минфин затягивают работу над правилами управления этими деньгами. Эксперты отмечают, что государственные вложения должны быть диверсифицированными. Именно такого подхода и недостает российским властям. Вопросом, куда девать нефтяные деньги, сейчас озабочена не только Россия. По прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), в этом году положительное сальдо торгового баланса всех стран-экспортеров нефти вместе взятых может достигнуть 400 млрд долл. А такие суммы способны повлиять и уже влияют на экономику в глобальном масштабе. Самый простой подход заключается в том, чтобы просто радоваться жизни. Так и было во время предыдущих пиков цен на нефть в 70-80-х годах. Нефтяные страны стремительно наращивали импорт потребительских товаров, предавались мегаломании, увеличивали социальные расходы. Естественно, как только цена нефти падала, бюджеты этих стран рушились, как подкошенные. Теперь ситуация иная: экспортеры нефти усвоили некоторые уроки и предпочитают не транжирить, а копить. По прогнозу МВФ, сейчас они тратят всего лишь около 40% своих баснословных доходов против 60-75% в прошлые «тучные» годы. Но копить и тратить тоже можно по-разному. Российские власти пока явно не определились, как именно они хотят делать и то, и другое. Эксперты советуют им для начала устранить путаницу понятий. Ведь, призывая так или иначе потратить деньги Стабфонда, политики фактически предлагают ликвидировать его. «Мы должны разделить нефтяные деньги и Стабфонд, потому что это деньги разные. От правительства зависит, какая часть средств пойдет в Стабфонд, а какая будет пущена на инвестиции и прочие нужды, – сказал RBC daily аналитический директор московского отделения Standard & Poor’s Алексей Новиков. – Стабфонд должен быть вложен исключительно в самые надежные бумаги, причем диверсифицированным образом». Само понятие Стабфонда означает, что эти средства должны использоваться только в случае кризиса. «Вообще, сама идея Стабфонда подразумевает, что этот фонд не принадлежит нашему поколению, – говорит г-н Новиков. – Если этими деньгами начать управлять по-другому, то это уже не будет Стабфонд, а нечто совершенно иное». А пока Минфин и ЦБ (вот уже который месяц) продолжают работать над правилами вложения денег Стабфонда в первоклассные бумаги, вопрос инвестирования прочих нефтяных денег становится все острее. Тут власти тоже явно были в замешательстве – по крайней мере до последнего времени, когда на повестке дня появились «национальные проекты» и Инвестфонд. Впрочем, цели, ради которых они были созданы, тоже не так однозначны. «Государство должно вкладывать деньги в те проекты, которые дадут мультипликативный эффект, – сказал RBC daily начальник центра анализа рыночной конъюнктуры «Газпромбанка» Сергей Суверов. – Это в первую очередь инфраструктура: железные и автомобильные дороги, телекоммуникации». По мнению Алексея Новикова, чрезмерные вложения в инфраструктуру тоже могут дорого обойтись стране в будущем. «Инфраструктура должна соответствовать не пику развития экономики, а некоему среднему уровню, – говорит он. – В противном случае со временем она не будет полностью использоваться, и расходы на содержание избыточной инфраструктуры станут серьезным бременем. Какой, например, смысл в платной дороге, если по ней никто не будет ездить?» К тому же сейчас государство пытается сохранить контроль не только над инфраструктурой. В последнее время власть стала едва ли не самым активным инвестором и «бизнесменом» в нефтяном и банковском секторе, начала экспансию и в промышленность. При этом львиная доля дохода частных нефтяных компаний оседает в Стабфонде. Эксперты не считают это мудрой политикой. «Надо оставлять больше денег самим нефтяникам. Нельзя убивать курицу, несущую золотые яйца, – говорит Сергей Суверов. – К тому же есть масштабные проекты в Восточной Сибири, которые требуют от нефтяных компаний значительных инвестиций». Но бизнесом занимаются не только российские власти. Например, кронпринц Шейх Мохаммед бин Рашид Аль Мактум из Дубая владеет компанией Dubai Holding, которая ведет бизнес в самых разных областях. Одна из ее дочерних фирм Dubai International Capital в январе этого года купила 2,2% автогиганта DaimlerChrysler за 1 млрд долл. А спустя три месяца Dubai International Capital приобрела Tussauds Group (ей принадлежат, в частности, знаменитые музеи восковых фигур) за 1,51 млрд долл. Эксперты относятся к такому способу вложения денег неоднозначно. «Вкладывать государственные деньги в акции слишком рискованно, – говорит Сергей Суверов. – Такие инвестиции могут быть лишь точечными. А основную массу средств следует держать в консервативных бумагах». Алексей Новиков придерживается иного мнения. «Если это часть стратегии диверсификации, то здесь нет ничего странного и предосудительного», – полагает он. Теоретически у России могут быть неплохие шансы для приобретений по всему миру. Во всяком случае наши частные телекоммуникационные и нефтяные компании успешно покупают фирмы в разных странах – от Турции до США. В этом смысле России повезло больше, чем, скажем, Китаю, к экспансии которого на Западе относятся настороженно. Так, в конце лета власти США фактически запретили КНР покупку американской нефтяной компании Unocal. По мнению экспертов, идеальным было бы приобретение активов без политической подоплеки. «Если покупки активов преследуют интервенционистские цели, то это уже совсем из другой оперы. Нужно выбирать: или геополитические цели, или финансово-экономические, – говорит г-н Новиков. – Возможно, у каких-то правительств и возникают такие устремления. Но, по нашему мнению, с деньгами лучше обращаться, исходя из экономической целесообразности». Однако российское правительство пока не покупает ни международные автомобильные компании, ни даже музеи восковых фигур. Оно продолжает выделять миллиарды на абстрактные, толком не сформулированные цели. И одновременно спорить, какую крайность выбрать: «разбив копилку», накормить всех сирых и убогих или запереть деньги в сейф и выбросить ключ от него. Эксперты полагают, что наилучшим будет, как обычно, «срединный путь». «Фондами, особенно государственными, деньгами налогоплательщиков можно управлять только на основе диверсификации», – констатирует Алексей Новиков. Впрочем, предложить такой подход ни одному государственному мужу пока и в голову не пришло. Отдел экономики Самый лучший фильм смотреть онлайн.




Скачать фильмы смотреть онлайн.

Похожие статьи: