Президенту не дадут победить коррупцию

Борьба с коррупцией в последнее время не дает покоя многим государственным структурам. После того как президент в своем послании Федеральному Собранию объявил бой коррупционерам, различные министерства и ведомства незамедлительно отреагировали на этот знак кадровыми зачистками, предложениями по изменению законодательных норм и другими мерами, направленными якобы на искоренение взяточничества в системе государственного управления. Вчера видные деятели по борьбе с коррупцией – председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, руководитель Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Елена Памфилова и депутат Госдумы Александр Хинштейн – на заседании круглого стола обсудили сложившуюся ситуацию. По их мнению, борьба с коррупцией в России в настоящее время напоминает не что иное, как очередную кампанию в рамках исполнения президентских наказов, которая заглохнет также быстро, как и началась. На самом деле велика вероятность, что в ближайшее время уровень коррупции в России станет еще выше. Впервые о коррупции в России всерьез заговорили в начале 1990-х гг., когда старая система государственного управления уже не работала, а новая еще не была создана. «Коррупция в то время была «смазкой» экономики переходного периода. Но ситуация за эти 15 лет не изменилась. Коррупция лишь окрепла и превратилась в систему государственного управления», – заявил на круглом столе Кирилл Кабанов. По данным Национального антикоррупционного комитета, «рынок коррупции» в России сегодня составляет около 150 млрд долл. При этом лидерами на нем являются те структуры, которые по сути сами должны защищать государство от коррупции – силовые ведомства, политические организации, парламенты и суды. Административный ресурс в России до сих пор – нелегальный источник доходов для большинства людей, им располагающих. По словам г-на Кабанова, сегодня «продаются» даже самые низовые должности на уровне УВД, не говоря уже о крупных государственных статусах, которые стоят внушительных сумм. «В 2000 г. должность депутата Госдумы можно было купить за 700 тыс. долл., в 2003 г. цена повысилась до 3 млн долл. За определенную сумму можно стать и сенатором Совета Федерации. Сегодня это место стоит не менее 6 млн долл.», – утверждает он. В послании, озвученном в мае, президент Владимир Путин заявил, что государство не будет беспечно взирать на коррупционную деятельность ни бизнесмена с миллиардным состоянием, ни чиновника, к какому бы рангу он ни принадлежал. Эти слова, как и любое президентское высказывание, были восприняты как руководство к действию, и в ряде структур федерального и регионального уровня последовали кадровые зачистки. Один из самых последних громких кадровых скандалов, который эксперты связывают с объявленной борьбой с коррупцией, – отставка генерального прокурора РФ Владимира Устинова и назначение на его место теперь уже бывшего министра юстиции Виктора Чайки. Кроме того, чиновники ряда министерств и ведомств активизировались в области антикоррупционных законодательных инициатив и предложений правительству. Так, в среду руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов заявил о необходимости повысить среднюю зарплату сотрудников таможни до 1000 долл., выделив на эти средства дополнительно из федерального бюджета около 15 млрд руб. По мнению руководителя ФТС, повышение уровня оплаты труда в таких размерах избавит таможенников от соблазна брать взятки. А в четверг Пленум Высшего арбитражного суда РФ проголосовал за внесение в Госдуму законопроекта, обязывающего судей, а также кандидатов в судьи раскрывать информацию о своих доходах и имуществе. Не осталось в стороне и Минобороны, которое сообщило, что в рамках борьбы с коррупцией в ближайшее время начнет ротацию кадров в военкоматах. Эксперты в области борьбы с коррупцией по этому поводу настроены скептически. Руководитель российского отделения агентства Transparency International Елена Панфилова считает, что в сложившихся условиях, когда коррумпированная бюрократия стоит между властью и обществом, принимаемые в последнее время на государственном уровне меры не имеют отношения к реальной борьбе с коррупцией и носят признак «компанейщины». «Складывается такое впечатление, что все это связано с началом предвыборной кампании или необходимостью провести кадровую чистку в тех или иных структурах», – сказала она. «Чиновники, стоящие у власти, сейчас пытаются понять, насколько серьезно заявление президента и создают лишь видимость антикоррупционной деятельности», – утверждает эксперт. По ее мнению, не исключено, что на этом все и закончится. При этом возможно, полагает г-жа Панфилова, что в ближайшие время уровень взяточничества в России по сравнению с другими странами повысится. Для настоящей борьбы с коррупцией нужны четкая сформулированная политика в этой сфере и более цивилизованные взаимоотношения между бизнесом и властью – с этим согласны все эксперты. «Но, думаю, если бы президент решил сформировать конкретную политику по борьбе с коррупцией, ему бы просто не дали этого сделать», – уверен г-н Кабанов. По мнению депутата Госдумы Александра Хинштейна, шансы изменить что-либо также невысоки, поскольку правительство тормозит даже самые безобидные антикоррупционные законы, которые предлагаются Госдумой. «Ситуация абсурдная. Мы сегодня боремся с коррупцией, не имея никаких инструментов. Например, за крупную взятку чиновник может получить условное наказание, при этом полученные нелегально средства останутся при нем, поскольку никаких юридических механизмов изъятия не существует». Отдел политики

Самые сексуальные дешевые проститутки Пензы


Похожие статьи: