Пригласим Фрадкова на ковер – Анатолий Аксаков

В конце марта заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Госдумы Анатолий Аксаков направил премьер-министру Михаилу Фрадкову письмо с просьбой ускорить определение уполномоченного государственного органа, который будет исполнять контроль над деятельностью бюро кредитных историй. С одной стороны, причина появления письма понятна. Дело в том, что 1 июня 2005 г. вступает в силу ФЗ «О кредитных историях». И кредитным бюро надо бы к этому сроку знать, по каким правилам им жить. Эти правила как раз должен устанавливать уполномоченный орган, который до сих пор не определило правительство. С другой стороны, по закону правительство должно это сделать до 1 июня. А до указанного срока еще достаточно времени. Зачем депутат решил поторопить кабинет министров, он рассказывает в интервью корреспонденту RBC daily Светлане Барсуковой. – Срок, когда правительство должно определить орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять контроль и надзор за деятельностью бюро кредитных историй, истекает 1 июня. Почему Вы решили поторопить правительство? – Я намеренно послал это письмо, это должно подстегнуть правительство, чтобы к 1 июня вопрос был решен. Дело в том, что этот уполномоченный орган должен успеть принять по закону «О кредитных историях» еще 7 нормативных актов, без которых кредитные бюро не смогут начать полноценную работу. По закону эти документы должны быть приняты до 1 сентября. Но я считаю, что это должно произойти раньше, к 1 июня. К тому же само по себе длительное отсутствие надзорного органа может привести к задержке работы кредитных бюро. Ведь бюро кредитных историй должно быть зарегистрировано уполномоченным органом. А если нет такого органа, то некому регистрировать бюро. Однако я заметил, что правительство все время запаздывает с принятием нормативных документов. Так было с законом о валютном регулировании, об ипотечных ценных бумагах, с Жилищным кодексом, который вступил в силу 1 марта, с законом о долевом строительстве многоквартирных домов, который вступает в действие 1 апреля. Сложилась порочная практика, которую я пытаюсь разрушить. – То есть Вы, исходя из практики, опасаетесь, что до 1 июня правительство не назначит этот орган? – Да. – По тем законам, которые Вы обозначили, нормативные акты уже приняты? – Еще нет. Насколько я знаю, из более чем 60 нормативных актов, которые должны были быть рассмотрены в рамках пакета из 26 «жилищных» законов, принят только один. – С чем, по Вашему мнению, связана такая задержка со стороны правительства? – Я думаю, с элементарной нерасторопностью. – Почему Вы убеждены, что нормативные документы по закону о кредитных бюро должны быть приняты до 1 июня, а не до 1 сентября? – Дело в том, что 1 сентября кредитные бюро уже должны будут начать свою деятельность. По закону с этого дня банки начнут предоставлять им информацию о заемщиках. Однако до сих пор многое неясно. Например, каковы должны быть критерии финансовой состоятельности организаций, которые хотят работать в качестве кредитных бюро. Эти критерии могут быть установлены только в подзаконных актах. Те бюро кредитных историй, которые уже вышли на рынок, в полном неведении, что им делать. – Что будете делать, если правительство затянет назначение надзорного органа? – Будем приглашать на ковер. – Кого, Фрадкова? – Да. Но я полагаю, что на этот раз реакция будет быстрой. Я обратил внимание, что в последнее время исполнительная власть на запросы депутатов стала реагировать гораздо оперативнее, чем раньше. Например, в конце прошлого года я направил письмо Вьюгину (Олег Вьюгин, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам, – RBC daily) с просьбой разобраться в ситуации на фондовом рынке в связи с торговлей акциями Мосэнерго. Дело в том, что акции этой компании начали стремительно расти без видимых на то причин, что родило подозрение о недобросовестных методах торговли с использованием инсайдерской информации. Буквально через неделю ко мне приехали сразу три заместителя Вьюгина и объяснялись по поводу этой ситуации. Потом я внес два законопроекта, на которые они довольно быстро отреагировали, попросив продлить срок рассмотрения. – Хочу вернуться к закону о кредитных бюро. Как Вы считаете, дает ли он возможность создавать «карманные» кредитные бюро? По мнению некоторых аналитиков, к этому могут прибегать, например, региональные банки с целью защиты от экспансии столичных игроков. – Да, такая опасность существует. Дело в том, что сейчас по закону доля одного акционера может составлять до 50%. Это позволяет создавать «карманные» компании. Я был сторонником того, чтобы доля одного акционера кредитного бюро не превышала 10%. Но комитеты Госдумы, к сожалению, позже подняли эту планку до 50%. Однако в утешение могу сказать, что если такая практика и будет существовать, то очень недолго. Создание бюро – очень капиталоемкое дело. Чтобы запустить полноценную организацию такого рода, нужны миллионы долларов. Самое капиталоемкое – это системы сбора и защиты информации. Не все владельцы кредитных бюро в регионах позволят себе такие траты. К тому же их услуги не будут пользоваться большим спросом, так как крупные банки нуждаются в информации о заемщиках по всей стране. Удовлетворить эти потребности смогут только федеральные кредитное бюро. – Вы хотите сказать, что региональные кредитные бюро отомрут как класс? – Да. Но на начальном этапе они будут присутствовать на рынке. Правда, со временем не выдержат конкуренции и уйдут с рынка. Мое знакомство с опытом работы кредитных бюро за рубежом подтверждает эту мысль. В Германии два кредитных бюро. Они конкурируют друг с другом и «покрывают» всю страну. В США всего три бюро кредитных историй. Я уверен, что всего в России будет работать порядка 5 кредитных бюро. – Как известно, Сбербанк, располагающий самой большой в стране базой данных заемщиков, пока решил сотрудничать только с одним из двух федеральных кредитных бюро – Национальным бюро кредитных историй (НБКИ) (второе федеральное бюро – это Experian Interfax). По закону любой банк может работать с несколькими бюро. Но если Сбербанк не захочет больше ни с кем сотрудничать, то на рынке кредитных бюро появится монополист в лице НБКИ. Не навредит ли это рынку кредитных историй? – Не думаю, что это навредит рынку. К тому же не факт, что крупнейшие банки, в том числе и Сбербанк, отдадут предпочтение только НБКИ. Но даже если это и произойдет, то кроме банков есть и другие «держатели информации» о заемщиках – это ритейловые и телекоммуникационные компании, сотовые операторы. Это будет рынок, на котором вскоре развернется ожесточенная борьба, и выживут в ней, как я уже говорил, не больше пяти игроков. Насколько я знаю, Experian Interfax также намерен побороться за серьезную долю этого рынка. – Как Вы оцениваете деятельность существующих кредитных бюро? – Я хорошо знаком с деятельностью только одного из них, НБКИ, так как оно работает на этом рынке уже несколько лет. Experian Interfax, как известно, пока в стадии организации. Что касается НБКИ, то шансы на успех у них довольно велики. Помимо текущей работы, там сейчас заняты еще и налаживанием взаимодействия со структурами, которые могут предоставить информацию об утерянных и украденных паспортах. Такая информация крайне важна для успешной работы бюро кредитных историй. К тому же НБКИ уже имеет определенный задел, и стартовая площадка у них сейчас самая выгодная на рынке. В свою очередь у Experian Interfax есть технологии их иностранного партнера, международного кредитного бюро Experian, поэтому шанс завоевать серьезную долю рынка кредитных историй у него тоже имеется.




наушники sennheiser характеристики

Похожие статьи: